ІІ. Материнский плач




Скачать 156.16 Kb.
НазваниеІІ. Материнский плач
Дата публикации14.02.2014
Размер156.16 Kb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Военное дело > Документы
Приложение1

І. ВСТУПЛЕНИЕ <Рисунок 1>

Звучит песня “ Эх, дороги…” (стихи Л.Ошанина, музыка А.Новикова), под звуки этой песни звучат слова: 60 лет прошло… Дети, родившиеся после войны, давно стали взрослыми, и у них родились свои дети… И война постоянно уходит в прошлое, становится страницей в учебниках истории.

Почему мы же вновь и вновь вспоминаем о ней? Да потому, что в начале ХХІ века наш земной шар может всколыхнуть ІІІ мировая война, а кому, как не нашему народу не знать, что такое война?

Война… от Бреста до Москвы — 1000 км, от Москвы до Берлина — 1600 км. Итого 2600 км. Это если считать по прямой. Так мало, правда? 2600 км — это если поездом то, менее четырех суток, самолетом — примерно четыре часа. Перебежками и по-пластунски — четыре года, это 1418 дней или 34000 часов и 27 миллионов погибших людей на 2, 6 тысяч км.

Но разве за цифрой можно увидеть каждого? Его лицо? Услышать его голос и смех? Понять, о чем он мечтал, к чему стремился. А мы хотим увидеть, услышать, понять их – ваших сверстников, бросавших свое мальчишеское тело на фашистские танки и на амбразуры дзотов, месивших своими обмороженными, стертыми в кровь, опухшими ногами осеннюю грязь и зимний снег, жгучий песок и чавкающую глину, прошедших за 1418 дней эти самые 2600 км и дошедших до Берлина, чтобы на ступенях поверженного рейхстага наконец-то устало присесть, отложив автомат, разуться, закурить и сказать с облегчением: “Все, ребята, конец”.

Победа пришла не сразу и нелегко. Через большие трудности пришлось пройти нашей стране, много положить на алтарь Победы.

Мы хотим сегодня вспомнить военные дороги, вспомнить, как это было, перевернуть хотя бы несколько страниц из летописи войны.
^

ІІ. МАТЕРИНСКИЙ ПЛАЧ


1. 60 лет отделяет нас от того дня, когда прозвучали последние залпы второй мировой войны, развязанной гитлеровским фашизмом. Двадцатью семью миллионами жизней оплатил советский народ победу над коричневой чумой. И до сих пор не утихает в сердцах людей боль этой утраты. Чем измерить горе матерей, потерявших на полях сражений своих сыновей и дочерей, свою любовь, свою надежду? <Рисунок 2>

… Ее хата на самой окраине небольшого украинского села Пустоиванье. Отсюда уходит куда-то вдаль, на запад, утоптанная людьми грунтовая дорога…

Всю свою жизнь –98 лет - прожила Анна Корнеевна Котюк в этом селе. Здесь родила и вырастила детей. Научила их трудиться, любить родную землю. Отсюда ушли защищать от врага родное свое село трое ее сыновей – Дмитрий, Степан и Тарас. Ушли вот по этой дороге навстречу вражеской канонаде. Ушли — и не вернулись. Умерла, не вынеся фашистской оккупации, и дочка Ольга.

…С той поры прошло много лет. Но у Анны Корнеевны свой отсчет времени – материнский: 50 лет надевает она на свою голову вышитый еще в девичьи годы платок и, с трудом передвигая ноги, идет – в будни и в праздники - к поваленному бурей (а может, войной) старому дереву. Выплаканными глазами смотрит, смотрит на дорогу, по которой в сорок первом году ушли ее сыновья Дмитрий, Степан, Тарас.

Матерей, осиротевших в войну, у нас миллионы. Поклонимся им и вместе с ними навеки проклянем войну.

<Рисунок 3>


2.^ СТИХОТВОРЕНИЕ “БАЛЛАДА О МАТЕРИ”

(ВЛАДИСЛАВ АРТЕМОВ)
Волны ходят выше берега,

Помутилось небо ясное

Выходило солнце белое,

Заходило солнце – красное.

С сыновьями мать прощается,

Доля горькая им выпала.

С молоком из рук протянутых

Материнских – кружка выпала…

Дети, дети, доля горькая,

Улетели ее родные.

Улетели, словно голуби,

Улетели, не воротятся…

И стоит она, качается,

Не опустит рук протянутых,

И дождями наполняются

Рудыми – ладони матери,

А как встретила фашистская

Пуля старшего сынка ее,

Чутким сердцем мать услышала-

По колени стала каменная…

Исхлестало ее ветрами,

Дымом горьким пахнут волосы.

Как не стало сына среднего-

Стала каменной до пояса…

А как младшего… Не взвидела

Мать седая света белого.

И стоит, не может сдвинуться,

Вся как есть – окаменелая…

Ох, тяжел ты, камень-камушек,

Путь дорога прогибается!

Сколько лет прошло, а матушка

Все с сыновьями прощается.

И стоит она, как памятник,

Посредине мира тихого,

Не убрать, не сдвинуть камень тот,

И кругом не обойти его.

И тиха вода у берега,

И спокойно небо ясное,

И выходит солнце белое,

Но заходит солнце – красное…

3. ПЕСНЯ “АЛЕКСЕЙ, АЛЕШЕНЬКА, СЫНОК!”

(МУЗЫКА Е.МАРТЫНОВ)

<Рисунок 4>


^

ІІІ. ЭТИХ ЖЕНЩИН НА СЕЛЕ НАЗЫВАЮТ СОЛДАТСКИМИ ВДОВАМИ




1. Вот как встречают великий праздник 9 мая на Черниговщине, в древнем селе Мезине. …Бывает горе личное, у этих женщин оно общее.

<Рисунок 5>
На грустных лицах глубокие морщины, белее снега – седины… Следы пережитого. Следы минувшей войны, горького одиночества. Счастье их семейное только зарождалось и оборвалось сразу и навсегда в один день – 22 июня 1941 года. Ушли их молодые мужья защищать свободу и честь отечества и не вернулись в Мезин. 136 вдов и еще более сирот осталось. И вот теперь в течение 60 лет ходят вдовы на свой праздник Победы. Идут на вершину зеленого холма по протоптанной людскими ногами тропе, к каменному обелиску, где золотыми буквами написаны имена их мужей. Идут в одиночку и семьями, с внуками и внучками, нарядно одетые с узелками и цветами в руках. Идут, часто останавливаясь, чтобы успокоить, унять уже несильное сердце. Идут на свидание с дорогими людьми, чтобы поклониться им как вечно живым. Поплакать вволю… Тут же на холме, на виду у всего села и тихой речки Десны, где тоже шли кровопролитные жесточайшие бои, у каменного обелиска с родными именами, вдовы накрывают длинные столы с белоснежными скатертями и уставляют их нехитрой деревенской снедью.

И вспоминают своих любимых. И поют их песни… Этих женщин на селе называют солдатскими вдовами. Нет на земле печальнее слов. Нелегкая выпала им доля…


2. Стихотворение “Баллада о прокуренном вагоне”

(Александр Кочетков)
3. Песня “Если б не было войны”

<Рисунок 6>


^

ІV. ВАРВАРСТВО



1. Война не щадит никого, ни стариков, ни молодых, женщин, детей, как и сейчас в Ираке, и в других горячих точках планеты, в эту минуту гибнут ни в чем неповинные люди, дети, женщины, старики, которые имеют такое же право на жизнь, как и мы, хотят жить трудиться, любить, радоваться солнцу, как и мы, нет большего варварства на земле, как развязанные войны в горячих точках планеты, которые могут быть последними на Земле.

Как и тогда в годы второй мировой войны вновь повторяется варварство по отношению к людям нашей планеты.

<Рисунок 7>
2. Стихотворение Муссы Джалиля “Варварство”

3. Песня “Снегири” ( Ю.Антонов)


^

V. О ДЕВОЧКАХ, ЖЕНЩИНАХ, МАТЕРЯХ, ЖЕНАХ…


<Рисунок 8>
1. Летопись войны была бы неполной без рассказа о военных медиках.

Среди фронтовых врачей женщины составляли 41 % , среди военных хирургов – 43 % , военных фельдшеров – 43 %, медицинских сестер – 100 % , санитарок 40 %.

Всего в годы войны было около 5.5 миллионов доноров, давших для фронта 17000 литров крови, 90 % из них составляли женщины. За годы войны в строй были возвращены 73 % раненых и 91 % больных воинов, в чем немалая заслуга женщин.

Трудно ли им было на войне?

Вот как на этот вопрос отвечает ветеран войны Клавдия Ивановна Титова, прошедшая войну от первого дня до последнего, водитель.

“Трудно ли было на войне? Трудно ли…

В конце концов, все дело в мере трудности, а тогда у трудностей не было меры. Можно ли не спать несколько ночей и возить снаряды на передовую? Оказывается, можно. Только нужно петь, и очень громко, чтобы не спать за рулем. А можно ли много дней ходить с промокшими ногами и не заболеть? Можно, если не обращать внимание на простуду. А можно ли видеть каждый день смерть рядом с собой и не плакать? Можно. У войны свои меры.

Нельзя одного – устать, сдаться, подвести товарищей. На войне нет легких дел, а для женщины тем более. Такая, она война…Уж куда проще, казалось бы, работа прачки – мне довелось побывать и в этой роли… Писать бы песни об этих девчонках!

Кровавые, задубевшие рубахи, штаны, гимнастерки – отстирайте, да рядом с передовой высушите, да сами дров для печки напилите. И все – хрупкими девичьими руками, на которых одни ссадины…

На войне каждый делал все, что мог, и даже больше, чтоб скорей пришла Победа”.
2. Баллада о зенитчицах (Р.Рождественский)

3. Песня “Случайный вальс” (музыка М.Фрадкина, слова Е.Долматовского)

<Рисунок 9>


^ VІ. МОИ ЯРОСЛАВНЫ

<Рисунок 10>

1. Не в Путивле на забрале Ярославна рано плакала- то истошно вопили бабы, и каждая мысленно обращалась к ладе своему. Не на Дунае слышались голоса их – на малой речушке Белебейке, чистой, как утренняя роса, несущей по уральским отрогам холодную вкуснейшую воду. Ключи питают ту речку. И пил бы из нее – не оторвался. Да вот кровавой стала Белебейка: в ней стирали сегодня бабы – и молодухи, и пожившие замужем, родившие детей, да не поднявшие их на ноги, и преклонного возраста хозяйки, сынов вырастившие, внуков понянчившие, - стирали бабы серые солдатские шапки. С убитых снятые еще по зиме. Стирали уже по теплу. Каждая принесла свою связку к речке. Была вода, что хрусталь, боккара.

А как шапки окунули – кровь потекла не водица. Не чуяли бабы, что холодна еще Белебейка. Кто на колени опустился прямо в воду у берега, кто у камня приспособился. Кто по щиколотку в воду вошел. И каждая мяла – жамкала серые комочки…

И каждой виделось, что это ее родненького шапка, что это он сложил свою головушку в битве с врагом лютым и вот теперь – его последний привет. И голосили бабы истошно, неутешно и рвалось наружу такое горе, которому конца уж не будет. Вот он убит.

А как же она? Как же дети?

— Да сокол ты мой, ой, соко – о – лин я – сный!...

Да неуж твоя кровушка вот и утекает по ре… ой, по реченьке!...

Баба утыкалась лицом в мокрую шапку и валилась наземь: на фронте был муж, жив он или нет – неизвестно. На руках двое несмышленышей, вечно голодных, вечно шарящихся по шкафам да столу. А там – шаром покати.

И работа в госпитале! Не дай Бог и врагу смотреть на раны солдат, не дай Бог глаза раненых видеть. Сколько в них боли, сколько безысходности, тоски и обреченности!

Можно было бы – каждому свое здоровье отдала бы: вставай, иди туда, на помощь моему соколу. Да жив ли он?

Шапка-то вот не его ли?

И новый крик вырывается из груди, прямо с кусочком сердца…

Течет кровавая река, а над ней – женщины с обращенными к небу руками, и стоит великий плач – стон.

Тогда это была война. Но протекла кровавая вода, очистилась Белебейка, а плач русских Ярославен слышен до сих пор. Голосили они, когда приходили ”похоронки”, когда от голода и холода на грани смерти были их дети. Голосили, когда пришла Победа. Когда в праздники не было рядом сильного плеча, чтобы склонить голову, а в будни – сильной руки, чтобы опереться, не надрываться.

Полвека плачут русские Ярославны, глядя на старенькие фотографии своих молодых мужей, юных своих детей. Состарились сами, выросла их “безотцовщина”, пробила себе дорогу и тоже постарела. Все было бы ничего, если бы в душе до сих пор не стоял плач – если бы не плакали больше мои Ярославны.
2. Песня “Темная ночь” (музыка Н.Богославского, стихи В.Агатова)

3. Михаил Исаковский “Русской женщине”

4. Песня “В землянке” ( музыка К. Листов, стихи А.Суркова)

^

VΙΙ. ВЕРА, НАДЕЖДА, ЛЮБОВЬ


1. Войне присуще только одно арифметическое действие – вычитание, умножение на двое. Да, война – это смерть, грязь, ужас, разлука с близкими людьми. Наперекор холоду, голоду, что принесла с собой война, молодым хотелось и петь, и танцевать, и слушать новые хорошие песни… и любить, и быть любимыми.

Но такое извечное чувство “любовь” не покидало людей и в эти трудные годы, помогала пережить и перенести все тяготы и ужасы войны. И одним из примеров этого служит рассказ К.Паустовского, он называется “Кружевница Настя”, от имени раненого лейтенанта Руднева.

В основу рассказа положен реальный случай из жизни.

Вот послушайте…
^ 2. Рассказ “Кружевница Настя”

<Рисунок 11>
Ночью в горах Алатау глухо гремела гроза. Испуганный громом большой зеленый кузнечик прыгнул в окно госпиталя и сел на кружевную занавеску. Раненый лейтенант Руднев поднялся на койке и долго смотрел на кузнечика и на занавеску. На ней вспыхивал от синих пронзительных молний сложный узор – пышные розаны и маленькие хохлатые петухи.

Наступило утро. Грозовое желтое небо все еще дымилось за окном. Две радуги-подруги опрокинулись над вершинами. Мокрые цветы диких пионов горели на подоконнике, как раскаленные угли. Было душно. Пар подымался над сырыми скалами. В пропасти рычал и перекатывал камни ручей.

— Вот она, Азия! – вздохнул Руднев. – А кружево-то на занавеске наше, северное. И плела его какая-нибудь красавица Настя.

— Почему вы так думаете?

Руднев улыбнулся.

— Мне вспомнилось, - сказал он, история, случившаяся на моей батарее под Ленинградом.

Он рассказал мне эту историю.

Летом 1940 года ленинградский художник Балашов уехал охотиться и работать на пустынный наш Север.

В первой же понравившейся деревушке Балашов сошел со старого речного парохода и поселился в доме сельского учителя.

В этой деревушке жила со своим отцом, лесным сторожем, девушка Настя, знаменитая в тех местах кружевница и красавица. Настя была молчалива и сероглаза, как все девушки северянки.

Однажды на охоте отец Насти неосторожным выстрелом ранил Балашова в грудь. Раненого принесли в дом сельского учителя. Удрученный несчастьем, старик послал Настю ухаживать за раненым.

Настя выходила Балашова, и из жалости к раненому родилась первая ее девичья любовь. Но проявления этой любви были так застенчивы, что Балашов ничего не заметил.

У Балашова в Ленинграде была жена, но он ни разу не рассказывал о ней, даже Насте. Все в деревне были убеждены, что Балашов человек одинокий.

Как только рана зажила, Балашов уехал в Ленинград. Перед отъездом он пришел без зова в избу к Насте поблагодарил ее за заботу и принес ей подарки. Настя приняла их.

Балашов впервые попал на Север. Он не знал местных обычаев. Они на Севере очень устойчивы, держатся долго и не сразу сдаются под натиском нового времени. Балашов не знал, что мужчина, который пришел без зова в избу к девушке и принес ей подарок, считается, если подарок принят, ее женихом. Так на Севере говорят о любви.

Настя робко спросила Балашова, когда же он вернется из Ленинграда к ней в деревню. Балашов, ничего не подозревая, ответил, что вернется очень скоро.

Балашов уехал. Настя ждала его. Прошло светлое лето, прошла сырая горькая осень, но Балашов не возвращался. Нетерпеливое радостное ожидание сменилось у Насти тревогой, отчаянием, стыдом. По деревне уже шептались, что жених ее обманул. Но Настя не верила этому. Она была убеждена, что с Балашовым случилось несчастье.

Весна принесла новые муки. Пришла она поздно, тянулась очень долго. Реки широко разлились и все никак не хотели входить в берега. Только в начале июня прошел мимо деревушки, не останавливаясь, первый пароход.

Настя решила тайком от отца бежать в Ленинград и разыскать там Балашова . Она ушла ночью из деревушки. Через два дня она дошла до железной дороги и узнала на станции, что утром этого дня началась война. Через огромную грозную страну никогда не видавшая поезда крестьянская девушка добралась до Ленинграда и разыскала квартиру Балашова.

Насте отварила дверь жена Балашова, худая женщина в пижаме, с папироской в зубах. Она с недоумением осмотрела Настю и сказала, что Балашова нет дома. Он на фронте под Ленинградом.

Настя узнала правду – Балашов был женат. Значит, он обманул ее, насмеялся над ее любовью. Насте было страшно говорить с женой Балашова. Ей было страшно в городской квартире, среди шелковых пыльных диванов, рассыпанной пудры, настойчивых телефонных звонков.

Настя убежала. Она шла в отчаянии по величественному городу, превращенному в вооруженный лагерь. Она не замечала ни зенитных пушек на площадях, ни памятников, заваленных мешками с землей, ни вековых прохладных садов, ни торжественных зданий.

Она вышла к Неве. Река несла черную воду в уровень с гранитными берегами. Вот здесь, в этой воде, должно быть, единственное избавление и от невыносимой обиды, и от любви.

Настя сняла с головы старенький платок, подарок матери, и повесила его на перила. Потом она поправила тяжелые косы и поставила ногу на завиток перил. Ее кто-то схватил за руку. Настя обернулась. Худой человек с полотерными щетками под мышкой стоял сзади. Его рабочий костюм был забрызган желтой краской.

Полотер только покачал головой и сказал:

— В такое время что задумала, дура!

Человек этот – полотер Трофимов – увел Настю к себе и сдал на руки своей жене – лифтерше, женщине шумной, решительной, презиравшей мужчин.

Трофимовы приютили Настю. Она долго болела, лежала у них в коморке. От лифтерши Настя впервые услышала, что Балашов ни в чем тут не виноват, что никто не обязан знать их северные обычаи и что только такие “тетехи”, как она, Настя, могут без памяти полюбить первого встречного.

Лифтерша ругала Настю, а Настя радовалась. Радовалась, что она не обманута, и все еще надеялась увидеть Балашова.

Полотера скоро взяли в армию, и лифтерша с Настей остались одни.

Когда Настя выздоровела, лифтерша устроила ее на курсы медсестер. Врачи – учителя Насти – были поражены ее способностью делать перевязки, ловкостью ее тонких сильных пальцев. “Да ведь я кружевница”, - отвечала она им, как бы оправдываясь.

Прошла осадная ленинградская зима с ее железными ночами, канонадой. Настя окончила курсы, ждала отправки на фронт и по ночам думала о Балашове, о старом отце, - он до конца жизни, должно быть, так и не поймет, зачем она ушла тайком из дому. Бранить ее не будет, все простит, но понять не поймет.

Весной Настю, наконец, отправили на фронт под Ленинград. Всюду – в разбитых дворцовых парках, среди развалин, пожарищ, в блиндажах, на батареях, в перелесках и на полях она искала Балашова, спрашивала о нем.

На фронте Настя встретила полотера, и болтливый этот человек рассказал бойцам из своей части о девушке-северянке, ищущей на фронте любимого человека. Слух об этой деревушке начал быстро расти, шириться, как легенда. Он переходил из части в часть, с одной батареи на другую. Его разносили мотоциклисты, водители машин, санитары, связисты.

Бойцы завидовали неизвестному человеку, которого ищет девушка, вспоминали о своих любимых. У каждого были они в мирной жизни, и каждый берег в душе память о них. Рассказывая друг другу о девушке-северянке, бойцы меняли подробности этой истории в зависимости от силы воображения.

Каждый клялся, что Настя – девушка из его родных мест.

Украинцы считали ее своей, сибиряки тоже своей, рязанцы уверяли, что Настя, конечно, рязанская, и даже казахи из далеких азиатских степей говорили, что эта девушка пришла на фронт, должно быть, из Казахстана.

Слух о Насте дошел и до береговой батареи, где служил Балашов. Художник так же, как и бойцы, был взволнован историей неизвестной девушки, ищущей любимого, был поражен силой ее любви. Он часто думал о той девушке и начал завидовать тому человеку, которого она любит. Откуда он мог знать, что завидует сам себе?

Личная жизнь не удалась Балашову. Из женитьбы ничего путного не вышло. А вот другим везет! Всю жизнь он мечтал о большой любви, но теперь уже было поздно думать об этом. На висках седина.

Случилось так, Настя нашла, наконец, батарею, где служил Балашов, но не нашла Балашова – он был убит за два дня до того и похоронен в сосновом лесу на берегу залива.
Руднев замолчал.

— Что же было потом?

— Потом? – переспросил Руднев. – А потом было то, что бойцы дрались как одержимые, и мы снесли к черту линию немецкой обороны. Мы подняли ее на воздух и обрушили на землю в виде пыли и грязи. Я редко видел людей в таком священном, неистовом гневе.

— А Настя?

— Что Настя! Она отдает всю свою заботу раненым. Лучшая сестра на нашем участке фронта.

3. Песня “Эхо любви” ( музыка Е.Птичкина, стихи Р.Рождественского)

^

VІІІ. ПАРАД ПЕСЕН, ОПАЛЕННЫХ ВОЙНОЙ


1. Песня – это своеобразная музыкальная летопись эпохи. Песни, которые сейчас вы услышите, стали воплощением гигантской волны народного гнева, стали своеобразной музыкальной эмблемой Великой Отечественной войны. Питают нас, сегодняшних, эти песни будто бы от далеких, но немеркнувших звезд, доходит от них свет. Питают той самой своей внутренней силой – имя которой – патриот.

Потому так популярны эти песни.

Песня бывает и оружием. Она может и смеяться над врагом, и поднимать человека на подвиг. Надеемся, что они помогут всем вам заново ощутить накал тех трудных и героических лет.

2. Звучат песни в исполнении ребят


  1. Моя Москва

  2. Вечер на Рейде

  3. Синий платочек

  4. Смуглянка

  5. Катюша

  6. Прощайте, скалистые горы

  7. День победы


3. Заключение
За всю свою историю существования Россия испытывала подъемы и падения. Нынешнее время называют по-разному: трудное, тяжелое, взлохмаченное, растерзанное, глухонемое.

А мы все должны выжить в такой обстановке, помогая друг другу, опираясь друг на друга.

Поэт Георгий Граубин написал:
^ С Россией, с нашей Родиной

Живем одной судьбой

За честь ее прапрадеды

Ходили в смертный бой.
Кровь проливали прадеды,

И деды, и отцы.

Унизить нашу Родину

Не дали храбрецы!
Мы с Родиной, с Отечеством

Живем одной судьбой

Пока богата Родина –

Богаты мы с тобой.
У нашей милой Родины

Прекрасные черты

Пока красива Родина –

Красивы я и ты!

^
Чтоб слышалось и в будущем

Родная наша речь,

Должны мы нашу Родину

Лелеять и беречь.
Стран на планете множество,

Но ты у нас одна –

Отчизна наша Родина,

Любимая страна.
Закончим нашу встречу словами из песни Игоря Талькова, в них вера, надежда и любовь:

^ Когда – нибудь, когда устанет зло

Насиловать тебя едва живую,

И на твое иссохшее чело

Господь слезу уронит дождевую,

Ты выпрямишь свой перебитый стан,

Как прежде ощутишь себя мессией
^
И расцветешь на зависть всем врагам

Несчастная великая Россия!”
Давайте видеть друг друга, давайте слушать друг друга, давайте разговаривать друг с другом. Перед вами маленький трехцветный флаг - символ

России. Над доской аналогичные по цвету воздушные шары.

Белый цвет пусть будет знаком светлой дороги вашего будущего. Голубой шар пусть будет знаком вечного мирного неба. Красный шар пусть будет знаком вечерней зари, венчающей каждый день прожитой вами жизни.

Боритесь с трудностями,

верьте в удачу,

трудитесь на совесть,

мечтайте о прекрасном!

<Рисунок 12>


1. Вечер на рейде (стихи А. Чуркина, музыка В. Соловьева – Седого)

2.На солнечной поляночке (стихи А. Фатьянова)

3.Случайный вальс (стихи Е. Долматовского)

4.Дороги (стихи Л .Ошанина)

5. Прощайте, скалистые горы ( стихи Н. Букина)

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

ІІ. Материнский плач iconЖильбер Синуэ Сапфировая Скрижаль глава 1 я слышу плач земли. Плач Испании
Показавшееся над собором солнце залило площадь Сокодовер кроваво-красными лучами

ІІ. Материнский плач icon1. Древнегреческий фольклор и мифология
Свадебные песни – гименеи. Из свадеб песни трудами Сапфо – особая форма лирического стихот-ия – эпиталамии. Похоронная – френос (тренос)....

ІІ. Материнский плач iconРеквием – горький плач живой моей души по невинно убиенным душам
Реквием – горький плач живой моей души по невинно убиенным душам // Нуров, В. Белокрылые годы мои: избранные стихи, поэмы в двух...

ІІ. Материнский плач iconХ осров (Геворг) иерей Шакарян. Ишатакаран или фамильная запись дома...
Хосров (Геворг) иерей Шакарян. Ишатакаран или фамильная запись дома Шакарянов из Вана: Рукописи подготовил к изданию Г. Гаспарян....

ІІ. Материнский плач iconУрок «Плач Земли»
Воспитание активной жизненной позиции, ответственного отношения к окружающей среде

ІІ. Материнский плач iconОтветы 7 класс
Картина Васнецова «После побоища Игоря Святославовича с половцами», В. Перова «Плач Ярославны»

ІІ. Материнский плач iconХоть плач в свою подушку…
«Ведь мы же исключительны и индивидуальны! Зачем нам так мучительно Существовать в обмане?»

ІІ. Материнский плач iconТипурока изучение нового материала
Языки звуков. Русланова Лидия Андреевна. Народные песни, плач. Встреча с дуэтом «Ивушка»

ІІ. Материнский плач icon2013г Открытый урок: «Материнский наказ» с приглашением знаменитых...
Есть прекраснейшее существо, у которого мы всегда в долгу это мать. (Н. Островский)

ІІ. Материнский плач iconСтихотворения я – песня-плач абинского народа
И в былом утону безрассветном. Что ты смотришь грустными глазами На меня, мне свет уже не мил



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница