Моя жизнь со всеми грамматическими, орфографическими и прочими ошибками, без ремарок




НазваниеМоя жизнь со всеми грамматическими, орфографическими и прочими ошибками, без ремарок
страница1/9
Дата публикации18.02.2014
Размер0.89 Mb.
ТипДокументы
lit-yaz.ru > Военное дело > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9
Сергей Решетников
БЕДНЫЕ ЛЮДИ, БЛИН.
Моя жизнь со всеми грамматическими,

орфографическими и прочими ошибками, без ремарок.
Посвящается

Володе Скворцову, Григорию Заславскому, Паше Рудневу, Михаилу Юрьевичу Угарову, Максиму Курочкину, Алексею Зензинову и Володе Забалуеву, Вадиму Леванову, Юрию Клавдиеву, братьям Дурненковым, Алексею Тимошкину, Гирту Эцису, Олегу Лоевскому, Виктору Рыжакову, Сергею Харцизову, Сергею Ильницкому, Диме и Татьяне Синицыным, Саше Архипову, Николаю Коляде, Эдуарду Боякову, Евгению Гришковцу, Иосифу Райхельгаузу, Альберту Филозову, Максиму Уколову, Егору Летову, Борису Николаевичу Ельцину, Аману Гумировичу Тулееву, Владимиру Владимировичу Путину, Льву Николаевичу Толстому, Федору Михайловичу Достоевскому, Генри Миллеру, Уильяму Берроузу, Чальзу Буковски, Джеку Керуаку, Василию Розанову, Квентино Тарантино, Франсуа Ларошфуко, Сервантесу, Фрасуа Рабле, Иисусу Христу, Вове Писичкину,
Леночке Строгалевой, Ниночке Беленицкой, Ольге Лысак, Гале Синькиной, Елене Греминой, Майе Мамаладзе, Татьяне Осколковой, Ане Радинской, Екатерине Матросовой, Ольге Бейс, Наташе Матчене, Марине Цветаевой, Анне Ахматовой, Жанне Д’Арк, Матери Марии.



Моя политика – сжигать мосты и смотреть в будущее. Если я ошибаюсь, то это всерьез. Когда споткнусь, то падаю на самое дно пропасти, пролетаю весь путь до конца. Единственное, что меня выручает, - моя живучая упругость. Мне всегда до сих пор удавалось отскакивать. Как мячику. Правда, иногда отскок похож на съемку в замедленном темпе, но перед Всевышним скорость не имеет особого значения.

^ Генри Миллер "Сексус"

Общество анонимных алкоголиков.
Михаил Блинов: Подходили к концу девяностые, новый век брал низкий старт. Безумное время напрягало пространство. Я безудержно пил. Пил, как многие россияне. Пил мой папа, пил мой старший брат, пил мой друг Виктор, пил Борис Николаевич Ельцин, пили художники, пили поэты, пили инженеры, пили журналисты, пили директора, пили рабочие, пили служащие, пили мужчины, пили женщины, пили подростки, пили дети…
Папа: Я пил… пил, потому что было стыдно. Пил, потому что… Пил, потому что пил. Директор пил, главный инженер пил, а я чем хуже... Я работяга.
Старший брат: Я пил, потому что была тяга… тяга к веселью… Весело же. Замахнешь сто граммов и весело. Бабы кругом пьяные танцуют. Прихватишь какую-нибудь с собой, которая расслабилась… Задерешь её. Бабы ведь тоже, как выпьют, всех сразу видно, кто слаб на передок, кто не слаб. Кто подмахнуть хочет…
Виктор: Почему я пью? Люблю я это делать. В Чечне мы вообще глушили литрами… Я сейчас просто люблю процесс, выпью рюмочку – кайфую, замахну другую – кайфую, третью опрокину – опять хорошо… Беседа не прерывается, водка льется.
Борис Николаевич: А я не пил… Не пил я. Вел исключительно здоровый образ жизни. Играл в теннис. Ну, пару раз выпил… Ну, было дело. А так не пил. Всё больше о стране думал, о ней…
Михаил Блинов: Я пил. Пьяный я гнал, как полагается. Мне было всё по барабану. Два раза, первый в 1997-ом, другой в 2000-ом году мне ломали переносицу. Я не хочу описывать все свои пьяные выходки, случаи и катаклизмы, которые со мной происходили.
У меня были проблемы с военным билетом. Скажу правду, я просто убежал из армии, вот и всё. Дернул, блин.
Виктор: Как ты дернул-то? Не побоялся?
Парфен: Ты даешь, Мишка. Тебя теперь посадят?
Михаил Блинов: Пусть, блин, попробуют. Я еще буду сопротивляться.
Виктор: Ты, если чё, можешь у меня прятаться… У меня подполье такое – жить можно.
Михаил Блинов: Вы одурели, мужики! Прокуратуре нет до меня никакого дела…
Парфен: До каких пор ты будешь скрываться?
Михаил Блинов: До 27 лет.
Парфен: А чё?
Михаил Блинов: В 27 мне отдадут военный билет…
Виктор: Ну, блин. Вдруг, не отдадут.
Михаил Блинов: Отдадут, куда денутся.
В 1994 году. Плюнул на все унижения и рванул через забор прямо из части, расположенной в поселке Мулино Нижегородской области. Сначала пешком. На одной станции добрые люди приодели меня в старую гражданку. Далее я доехал до Шахуньи. Ночевал у одного пьяного майора-гомосексуалиста, который ночью дышал на меня перегаром, шарил волосатыми руками под одеялом. Я отбрасывал его пьяные руки. В конце концов, он смирился с тем, что я не педик и заснул крепким сном майора российской армии.
Майор: Блин, голова раскалывается. Чё мы с тобой будем делать? Не будешь же ты у меня жить всю жизнь?
Михаил Блинов: Не буду.
Майор: Ты прости за вчерашнее.
Михаил Блинов: Ладно.
Майор: Я сегодня скажу друзьям. Командир полка мой хороший друг… Мы тебя тут служить устроим… куда-нибудь.
Михаил Блинов: Он с утра уехал на службу. Я осмыслил свое положение, решил не дожидаться второй пьяной ночи с майором, пошарился по книжным полкам, раскрыл пару книг, к счастью, нашел деньги. Взял не все. Лишь часть. Чтобы хватило на билет до Анжерки, до дома, до мамы. Надел майорскую гражданскую куртку, прихватил с собой книгу какую-то, пошел на вокзал, купил билет на ближайший пригородный поезд, который направлялся в Нижний Новгород, и уехал. Далее в Нижнем: истратил все деньги на билет. Поезд то ли Москва-Красноярск, то ли Москва-Чита. Через два часа объявили посадку. Я сел в вагон, забрался на верхнюю полку и спокойно ехал. Соседи по купе меня подкармливали. Интересовались.
Мужик, сосед по купе: В армии-то был?
Михаил Блинов: Нет, еще. Рано мне. 18 в следующем году исполнится.
Мужик, сосед по купе: В армию надо сходить. Если мужик не был в армии, он не мужик…
Тетя, соседка по купе: Пусть поест, парнишка. Чё ты поесть на даешь! Про армию свою болтаешь. Нужна она эта армия-то? Бегают вон оттуда каждый день. Видно, не так уж там хорошо.
Мужик, сосед по купе: Бегают люди, не приспособленные к армейской жизни, слабаки, дезертиры, преступники. Слабые бегают…
Тетя, соседка по купе: А в петлю лезут почему?
Мужик, сосед по купе: Тоже по слабости. Твой папа в армии был, парень?
Тетя, соседка по купе: Поесть не даст парнишке!.. Ешь-ешь.
Михаил Блинов: Я плел всякую чушь, что отца нет, что мать сидит без работы, что у меня пять братьев и шесть сестренок, что езжу к бабушке в Кузбасс, пожить по-человечески, поесть домашних пельменей и пирожков с ливером. Соседи по купе меня помаленьку подкармливали. Так и доехал – Божьей милостью.
Анжеро-Судженск. Вылез ночью на вокзале в 2.03, пошел домой. Пешком. От вокзала до моего дома на Стекольном километров десять.
Пришел к дому, залаяла собака, вышла напуганная мама. Своим бегством я серьезно шокировал всю родню. Мы вместе с мамой ночь проплакали, стали думать, что делать дальше. Стали карабкаться.
Мама: Что же теперь будет, сынок?
Папа: Все служат, значит, а он не может…
Мама: Уйди ты от него. Проспись сначала, алкаш.
Папа: Я то алкаш? Да, алкаш, но я старшина запаса… Сташий по званию, так сказать. 4 года служил. Дедовщины тогда ни какой не было… А ты полтора не смог выдержать, сынок!..
Мама: Уйди ты, Бога ради! Иди спать…
Папа: Нужно же теперь что-то делать? Какой-то выход должен быть… Не плачь, сынок! Если есть вход, найдем выход.
Мама: Придумаем что-нибудь, сынок. Выберемся.
Михаил Блинов: Стало получаться, по приписному свидетельству поступил в институт, получил койка-место в общежитии. Хочешь жить, умей вертеться. Потом мама помогла мне получить паспорт. Сначала я искал себе вторую половину, чтобы заделать ребенка, прийти в военную прокуратуру, спросить, что мне теперь делать. Потом мне просто понравилось заниматься сексом. Пить, а потом заниматься. В 97 году я познакомился с Лизой. Приятная девушка с умными, красивыми, добрыми глазами. Стройная, с длинными волосами. Стихи писала, песни на пианино пела.
Лиза: У тебя хорошо…
Михаил Блинов: Хочешь гречневой каши?
Лиза: Хочу.
Михаил Блинов: Только у меня масла нет. Но зато есть молоко и сахар. Ты будешь гречневую кашу с молоком и сахаром.
Лиза: Буду.
Михаил Блинов: Я всегда так ем. Вкусно. Мне нравится.
Лиза: Вкусно. Мне тоже нравится.
Михаил Блинов: Но, увы, ко мне подошел мой, как бы, друг Ахмед - туркмен, который жил на пятом этаже общаги, сказал:
Ахмед: Э-э-э… Не трогай эту бабу. Я его уже «сплю».
Михаил Блинов: Хорошо, «спи его».
Ахмед: Лиза – мой баба. Найди себе еще, Мища.
Михаил Блинов: Ну, твой так твой…
И ушел в очередной загул. Потом мне снова сломали переносицу. Оказывается, в этот день Лиза уезжала домой с института, у неё случился конфликт с педагогом. Лиза взяла академический отпуск и пришла вечером со мной прощаться. Пришла ни к Ахмеду, а ко мне. Я ей не открыл, так как у меня была опухшая после пьяного побоища рожа. Такая рожа, что я боялся даже к зеркалу подходить. Один глаз практически не открывался, губы-пельмени…
Я слышал ее дыхание за дверью…
Лиза: Миша, открой, это я. Мне нужно тебе, что-то сказать… Что-то очень важное. Миша, я знаю, что ты дома. Мне сказали, что тебе досталось… сегодня. Открой, Миша. Это важно!
Михаил Блинов: Она на следующий день уехала. Через неделю я выяснил, что Ахмед её «не спал», просто хотел её, крутился вокруг, а она не давала. Ахмед везде распускал слух, что у него новая самка, его самка. Врун! Мне стало грустно и больно, что я упустил такую женщину. Что делать? Я опять пустился в загул.
Однажды я по глупости женился, после чего стал пить еще больше. Женился, потому что порядочный. С этой женщиной я спал всего пару раз до свадьбы, пару раз после свадьбы. Однажды в январе, я пьяный в доску… Она ко мне подходит и вот так вот в лоб говорит – я к тебе хочу. Её звали Оля.
Оля: Я к тебе хочу…
Михаил Блинов: В смысле?
Оля: В прямом.
Михаил Блинов: Ну, блин…
Оля: Ну и что?
Михаил Блинов: Что-что?
Оля: Что?
Михаил Блинов: Неожиданно, как-то…
Я пьяный. Хочешь – пошли. Через месяц она приезжает в общагу после практики, говорит:
Оля: Я беременна…
Михаил Блинов: Блин!
Оля: Буду рожать…
Михаил Блинов: И что?
Оля: Буду рожать… но могу воспитывать ребенка одна.
Михаил Блинов: Дайка мне на бутылочку пива…
Что теперь делать, выходи за меня замуж.
Ольга полная, дородная телка, грудь объемна, попа велика – мечта самца 19 века. Детей такая может выпуливать десятками, не напрягаясь. Друзья по институту, сокурсники Серега и Денис многозначительно промолчали, когда я им за бутылкой водки рассказывал о моей избраннице.
Серега: Любовь зла…
Михаил Блинов: Ну, не совсем уж она такая страшная…
Серега: Не совсем, конечно. Бывают хуже…
Денис: Выпьем за здоровье молодых.
Михаил Блинов: Самое главное – ребенок.
Серега: Ну, не знаю. Не рано?
Михаил Блинов: А чё – рано-то?
Серега: Смотри, хозяин-барин.
Денис: Выпьем за здоровье молодых.
Михаил Блинов: Надо еще сходить водочки купить. Оля мне сотку дала, чтобы я с вами отметил.
Серега: Чё, у нее денег до фига? Так ты из расчета?..
Михаил Блинов: Блин, ну хватит вам, мужики… Не смешно это.
Серега: Не смешно…
Денис: Выпьем за здоровье молодых.
Серега: Помни, Мишка, мы с тобой.
Михаил Блинов: Через две недели после свадьбы я от неё ушел. И опять в загул. В сентябре Лиза приехала в институт продолжать учится. Я пришел жить к ней. Пришел, не спрашивая, сразу с вещами. По фигу, мне жена… Видно это и есть любовь.
Оля родила девочку. Говорила, что от меня. Я сомневался. И пил. Я ненавидел Олю, но меня туда тянуло, как заговоренного. Так я мучил и себя, и Лизу.
Потом я упал с шестого этажа вместе с Ленкой Макаровой.
Она училась на параллельном курсе, с ней можно запросто бухануть и мы бухали, блин.
Мы упали в доску пьяные, это нас и спасло, потому что при падении тела были расслаблены.
Михаил Блинов: И чё? Он ушел от тебя?
Ленка Макарова: Да, сука, как ни странно.
Михаил Блинов: Фигня! Найдешь себе другого…
Ленка Макарова: Да я ведь люблю его…
Михаил Блинов: Любовь зла…
Ленка Макарова: Блин, ты чё, правда, думаешь, что ты гений?
Михаил Быков: Думаю, да.
Ленка Макарова: И чё?
Михаил Блинов: И не чё.
Знаешь, когда придет время заканчивать жизнь самоубийством – я буду прыгать, прыгать с крыши, с балкона, прыгать с высоты.
Ленка Макарова: Чё – не под машину?
Михаил Блинов: Под машину есть большой шанс остаться живым, калекой.
Ленка Макарова: У меня шестой этаж… Шансов мало.
Михаил Блинов: Мало. Давай вдвоем… Как в американском кино… А?
Ленка Макарова: Ты дурак!
Михаил Блинов: Ну, пошли.
Ленка Макарова: Пошли, блин.
Михаил Блинов: Ну, давай. Красиво – да? Высота… Романтика… Ты чё? Я же пошутил. Дура!
Остались живы. По институту ходили легенды, что мы занимались любовью на подоконнике, и упали в самый разгар – в момент оргазма. Оргазм с шестого этажа! Смешно, наверное. Но мне было не весело. У меня был порван кишечник, сломаны – позвоночник, таз, десяток ребер и, плюс ко всему, ушиб головного мозга. Жуткий психоз. Месяц в реанимации. Друзья-сокурсники сдавали для меня кровь. Моя мама сходила с ума, Лиза от нервного расстройства попала в больницу. Опять объявилась Оля с ребенком. Это был её последний шанс приручить меня. Она говорила всем…
Оля: Пускай хоть какой, хоть инвалид, хоть без ног, всё равно мой.
Подруга: Он же блядун и алкаш, Оля!
Оля: У всех свои недостатки…
Подруга: Ты его любишь?
Оля: Люблю, почему не любить. Безногого буду любить.
Михаил Блинов: Но я встал на ноги через два месяца, после трех операций. Встал и пошел, прошел метров пять на костылях и вернулся к койке. Папа даже прослезился, он в тот момент был со мной в палате.
Папа: Ты молодец, сынок. Так держать! Я очень рад за тебя. Ты же сын шахтера.
Михаил Блинов: Устал только…
Папа: Помаленьку, по чуть-чуть. Снова будешь за девками бегать.
Михаил Блинов: Через месяц я окреп. Сказал, что все Олины заговоры мне теперь по барабану, и чтобы Оля обо мне забыла, блин. И остался с Лизой. Полгода я не пил. Начал с бутылки «Кагора»…
В 1999 году я женился на Лизе, моей Елизавете. Она оказалась беременна. Надо было срочно ставить печати в паспорте. Лиза меня на четыре года младше. Она красивая девушка. У меня только не хватает денег, чтобы полноценно заботиться о ней, из-за чего я ужасно комплексую.
Лиза: Я так хочу черешни…
Михаил Блинов: У нас… в кошельке только 10 рублей.
Лиза: Что ты на это можешь купить?
Михаил Блинов: Хочешь мороженого?
Лиза: Нет, не хочу.
Михаил Блинов: Батончик шоколадный?..
Лиза: Нет, не хочу.
Михаил Блинов: Я сейчас схожу займу денег и куплю черешни…
Лиза: Не надо. Я не хочу черешни.
Михаил Блинов: Почему?
Лиза: Я не хочу, чтобы ты занимал денег… Мы и так слишком много должны… Хотя, сходи.
Михаил Блинов: Я мигом.
Оббегал всю общагу, обошел всех знакомых. Денег так и не нашел. Черешня в этот день Лиза не поела.
Она доверяет мне и любит меня. Но я всё равно не бросил пить. На утро после каждого запоя, я обещал Лизе, что обязательно завяжу, бля-буду, что сейчас мне необходима только бутылка пива, последний раз, последний раз и потом ни в одном глазу. В трезвые периоды я сочинял нервные стишки типа:

"Космос в глазах, в п…е хаос.

Я посредник - создаю мир из плохого и хорошего.

Ваяю новую жизнь.

Художник."

Фигню сочинял, надобно признаться. Уколов лучше меня сочинял.
Потом родилась дочка Машенька. Один КГ весом. Недоношенная. Но мы сделали всё возможное, чтобы она осталась жива. Я решил, что Олюшкино проклятье всё же лежит на мне и на Лизе, на моей семье. Я для себя решил – Олин заговор. Ну, пусть, Бог не фраер. Машенька потихоньку выбралась, окрепла. Я не стал проклинать Олюшку. Бог ей судья!
Одной из основных моих проблем оставался военный билет. У меня его не было. Я, как прежде, был дезертиром. Думал, на мне там, в Мулино висит дело, по мне дисбат плачет.
После института на работу меня взяли, на ГТРК, ведущим программ. Я же талантливый. Работал с удовольствием, но получал за это копейки. Опять депрессии. Опять я стал смотреть в бутылку. Пьянка. Похмелье. Проходила неделя, требовательный божок в голове просил разгрузки, забвения. Я шел у него на поводу, снова пропивал последние деньги, брал взаймы – и опять пропивал. Разгул, блядство, потом амнезия и тишина. Утром я начинал с пива и заканчивал разбавленным спиртом. В конце концов, я загремел в больницу. Отравился. Меня рвало, чем только можно: желчью, кровью, опять желчью, опять кровью. Лиза сначала говорила:
Лиза: Так тебе и надо, алкаш! Бог наказал…
Михаил Блинов: Потом поняла серьезность положения и стала обо мне заботиться, отхаживать, отпаивать содой, марганцовкой и минеральной водой. Ничего не помогало, мне становилось хуже и хуже. Я думал, смерть моя пришла. Поклялся, что если выберусь, если останусь живым, то обязательно брошу пить. Заканчивался 2001-ый год. На носу Новый, 2002-ой. А я алкоголик. К двадцати трем часам Лиза отчаялась справиться с моим недугом в одиночку, позвонила "03".
Лиза: Ему нужна скорая. Что? Желчью блюет… Кровью… Что? Горячий, наверное… Ну, не знаю. Ему всё хуже и хуже.
Михаил Блинов: Скорая помощь приехала скоро, через час. Врач на меня посмотрел, потрогал пульс, попросил показать язык, проверил давление, температуру, попросил одеться и пройти в машину.
Врач: У него серьезное отравление.
Лиза: Что теперь?
Врач: К нам – в больницу.

Михаил Блинов: В больнице я всех убеждал, что отравился копченой курицей, но врачи и медсестры в ответ только улыбались.

Все знали, что по-пьяни. После выписки мне честно написали – алкогольное отравление. Но мне было по барабану. Этот больничный мне не нужен, так как я не работал на государственном телевидении около полугода. Я не то, чтобы совсем не работал. Подрабатывал, то на одной, то на другой телестудии, то в одной, то в другой газете. Но в штат меня ни куда не брали. Репутация в Кемерове была неподходящая, подмоченная. Я засрался. Пьющий талант никому не нужен, тем более что я не умел подчиняться дуракам и слыл своенравным. Такая непростая ситуация: жена – студентка, муж – безработный журналист, режиссер, ведущий программ, пьяница, недоделанный гений… Говно и недоделанный гений. Помогали не умереть с голода мои родители, у которых было свое хозяйство: куры, утки, свиньи, корова. Мне не на кого больше было надеяться, и я с Лизой сидел у них на шее. Было стыдно.
Я вышел из больницы. Вышел с твердой уверенностью бросить пить. Посетил нарколога, покаялся, практически, исповедовался, как в церкви. Через десять дней ожидания, которые мне пришлось провести в цепких объятиях с душераздирающим желанием глотнуть хоть каплю спиртного, в меня вшили Торпедо.
Врач-нарколог: Вы отдаете себе отчет на что идете?
Михаил Блинов: Полностью.
Врач-нарколог: Помните о том, что с сегодняшнего дня капля спиртного может привести вас к самым необратимым последствиям.
Михаил Блинов: И даже пиво нельзя?
Врач-нарколог: Нельзя.
Михаил Блинов: Хорошее лекарство… Колите.
Это такая жидкость, которая держит алкоголика к страхе в течении года. Малейшая капля спиртного и ты… труп. Такая сногсшибательная жидкость, которую в меня впустили прямо перед новым 2002 годом 30 декабря. В этот день я стал самым настоящим, добропорядочным, ни грамма не пьющим гражданином, мужем, сыном, отцом. Все были безмерно счастливы. Мне тоже было хорошо оттого, что всем хорошо. Требовательный божок в моей голове, который всегда просил разгрузки, уснул. Жить стало лучше, хотя веселого мало. К трезвому образу жизни необходимо привыкнуть. По сухому закону мне предстояло существовать год. Спрятаться негде, бежать некуда. Остается плакать в подушку.
Борис Николаевич: Ну-у-у… Бросить пить вовремя… Это правильное решение. Главное – бросить пить вовремя. Я-то не пил, ни грамма… Всегда выступал и выступаю за здоровый, так сказать, образ жизни. В здоровом теле здоровый дух – надо признать. В теннис играю.
Михаил Блинов: Денег у меня нет – в теннис играть.
Близился 2002 год. За столом сидели: моя мама, папа, Лиза, дочка Машенька. Папа тоже трезвый, потому что впустил в себя такую же Торпеду полгода назад. Для мамы и Лизы это было счастьем. А для меня и для папы первый трезвый новый год.
И так, мы посмотрели по телевизору «Иронию судьбы, или с Легким паром!». Поздравления.
Мама: Давайте-давайте. Сок открывайте. Как я несказанно рада… Боже мой!
Отец: Мы уже свое выпили, правда, сынок.
Михаил Блинов: Правда, папа.
И вот часы бьют… Итак…
  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Моя жизнь со всеми грамматическими, орфографическими и прочими ошибками, без ремарок iconМоей воспитательной работы
Конечно же, наша жизнь не обходится без ссор, драк, слез обиды, но все это забывается, а остается лишь радость от теплого общения....

Моя жизнь со всеми грамматическими, орфографическими и прочими ошибками, без ремарок iconТема. Работа над ошибками. Обобщение изученного материала
Цели: провести работу над ошибками, допущенными в тексте диктанта и грамматических заданиях; формировать умение проверять парные...

Моя жизнь со всеми грамматическими, орфографическими и прочими ошибками, без ремарок iconРазвитие речи у ребенка пятого года жизни
Вот, не приучен убирать за собой игрушки и не будет этого делать в будущем уже и со всеми прочими предметами. Если "хочу" воюет с...

Моя жизнь со всеми грамматическими, орфографическими и прочими ошибками, без ремарок iconОт уроков, без сомненья
Работать с книгой ребёнок может как самостоятельно, так и вместе с родителями или старшими детьми. Надеюсь, что эта книга поможет...

Моя жизнь со всеми грамматическими, орфографическими и прочими ошибками, без ремарок iconПредставьте нашу жизнь без поэзии Без поздравлений к праздникам,...
Юнеско в1999 году было принято решение 21 марта каждого года отмечать Всемирный день поэзии. В этот день по всему миру проходят курсы...

Моя жизнь со всеми грамматическими, орфографическими и прочими ошибками, без ремарок iconМоя семья. Любимые занятия членов моей семьи. Обязанности по дому
Формирование навыков построения целостного высказывания об одном из членов семьи на основе владения основными лексическими единицами...

Моя жизнь со всеми грамматическими, орфографическими и прочими ошибками, без ремарок iconТелефон 8-903-946-52-56, электронный адрес
Моя жизнь, как мне казалось, принадлежит мне. Я в этом был уверен на все 100 процентов. И по другому быть не могло, ведь я так думал...

Моя жизнь со всеми грамматическими, орфографическими и прочими ошибками, без ремарок iconСоциальное проектирование по проблеме "За жизнь без табака"
Приаргунской средней школы. Мы предлагаем вашему вниманию проект «За жизнь без табака». Мы решили остановиться на этой проблеме,...

Моя жизнь со всеми грамматическими, орфографическими и прочими ошибками, без ремарок iconТ. В. Бокова Книги окружают нас повсюду: входят в нашу жизнь с детских...
Они с нами в часы отдыха, они наши помощники в труде и учебе. Без книг жизнь невозможна. Значит, невозможна без библиотеки. В древнем...

Моя жизнь со всеми грамматическими, орфографическими и прочими ошибками, без ремарок iconУроки, музыка, друзья и жизни бег
Мне нравится излагать свои мысли в стихах. Мои любимые темы стихов природа и мой любимый город. Мой любимый автор А. С. Пушкин. Музыка,...



Образовательный материал



При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
lit-yaz.ru
главная страница